Вызывающая красота в картинах художников викторианской эпохи

Для начала стоит уточнить, что же такое Викторианская эпоха. Под Викторианской эпохой историки традиционно подразумевают период правления Королевы Виктории в Британии, Ирландии и колониях с 1837 по 1901 год. Это был относительно спокойный и свободный от внешних потрясений период – жизнь шла своим чередом, страна не вела многочисленных изнурительных войн.

Такое относительное спокойствие позволило сделать заметный шаг в технологическом и промышленном развитии: в государстве строились заводы и железные дороги, появились водопровод, канализация и метро. В это период Великая Британская империя подарила миру фотографию, кино, футбол и музыкальную шкатулку.

И, конечно же, эта историческая эпоха не могла не сказаться на живописи. Искусство всегда тонко реагирует на социальные и политические подвижки, и Викторианская эпоха – не исключение. Итак, какие тайны викторианской эпохи могут нам поведать работы художников тех лет?

Эдвард Джон Пойнтер

Начнём с картины Эдварда Джона Пойнтера «Зенобия в плену», написанной в 1878 году посвящённой событиям времён Римской империи. Напомним, царица Пальмиры Зенобия знаменита тем, что, воспользовавшись удачным историческим моментом, провозгласила независимость Пальмиры от Рима, подчинив затем себе Сирию, Египет и Анатолию, центральную часть Турции. Как это часто бывает, сепаратистские настроения вскоре были подавлены, а Зенобия как лидер сепаратистов заключена под стражу.

Обращение к «бунтарской» и одновременно женской тематике в разгар сытой и благополучной Викторианской эпохи был не случаен. Во-первых, вялотекущее спокойствие эпохи за четыре десятка лет вполне предсказуемо начало надоедать обществу. Во-вторых, меняющийся социум ставил на повестку дня необходимость реальных изменений в обществе – например, предоставления больших прав женщинам.

Возведение на пьедестал такой неоднозначной личности, как царица Зенобия, была пусть не явным, но всё же вызовом тогдашнему викторианскому порядку, сделанным доступными живописцу средствами.

Зенобия в плену

Данте Габриэль Россетти

Ещё одно весьма симптоматичное обращение к древней истории было выполнено художником Данте Габриэлем Россети и его картиной «Прозерпина», написанной в 1882 году. Согласно древнегреческой мифологии, Прозерпина – дочь Юпитера и богини плодородия Цецеры, которую умчал против её воли в своё подземное царство Плутон. Эта мифологическая история закончилась благополучно – Прозерпина вернулась к своему любимому Адонису, однако с тех пор полгода проводила в царстве живых, а полгода – в подземном царстве мёртвых.

Изображённый в руках Прозерпины гранат – как раз то самое «приворотное зелье», которым Плутон приворожил очаровательную девушку, после чего она уже не могла забыть его насовсем. Заметим, что границы дозволенного в пуританских нравах Викторианской эпохи были явно меньше, чем сегодня, и прославление дамы, успевавшей ублажать предпочтения сразу двух кавалеров, явно выходили за эти рамки. Однако почти пять десятилетий строгих рамок и бесконечно навязываемых моральных (псевдоморальных?) ценностей начали утомлять, и, похоже, не только Россети.

Картина стала не только молчаливым протестом против установленных и игнорирующих реальную жизнь правил, но и отображением личной жизненной ситуации художника. Так, натурщицей, с которой писалась «Прозерпина», стала возлюбленная Россети – некто Джейн Моррис, вполне благополучная по меркам мещанского социума замужняя дама. Ни о каком свободном переустройстве официальном личной жизни в тогдашнем викторианском обществе даже речи быть не могло, поэтому Джейн пришлось, скажем так, совмещать свои увлечения и успевать действовать сразу на два любовных фронта.

картина "Прозепина"

Соломон Джозеф Соломон

Продолжим раскрывать тайны викторианской эпохи картиной Джозефа Соломона Джозефа, решившегося на небывалую по тем временам дерзость – изображение полностью обнажённой женской натуры. Не стоит сравнивать его работу «Суд Париса», датированную 1891 годом, с ныне действующими понятиями дозволенного и запретного. Тогда, в сытую и спокойную Викторианскую эпоху, господствовали пуританские нравы, кои всегда укореняются в спокойные сытые времена как символ и одновременно залог стабильности.

Тем не менее, даже стабильность, особенно в сочетании с однообразием, способна надоедать. На момент написания картины, то есть к 1891 году, сытое однообразие длилось уже более 50-ти лет – как мы помним, с 1837 года. Общество уже хотело чего-то нового, хотя бы в искусстве. И успех картины – наглядное тому подтверждение.

Картина "Суд Париса" 1891

Джон Уильям Годвард

Если работа Джозефа Соломона – это, если можно так выразиться, единичный протест против пуританских чопорных порядков, то творчество Джона Годварда можно считать уже системным недовольством социумом. Началось с малого – по нынешним меркам совсем уж безобидной и ни разу не симптоматичной выглядит работа Джона Уильяма Годварда, написанная в 1893 году и изображающая девушку, испугавшуюся выскочившую из корзинки мышку. Но, это лишь по нынешним меркам – в пуританской Англии изображение даже части обнаженного женского тела, мягко говоря, не приветствовались, и подобные картины были явным вызовом.

Дальше – больше, и на картине «Озорница и спящая» за 1895 год можно рассмотреть женское тело гораздо с большими подробностями, хорошо просвечивающимися сквозь прозрачную кисею платья. И затем уже вконец осмелевший художник презентует социуму работы «Кампаспа» и «Венера», написанные в 1896 и 1897 годах соответственно. Это работы в стиле «ню», то есть женское тело обнажено полностью. В дальнейших работах живописца чередовались изображения женщин в платьях, драпировках и обнажённом виде, однако тема свободы самовыражения личности была превалирующей.

Интересно, что в работах Годварда повсеместно присутствует изображение шкуры тигра и  прочих хищников семейства кошачьих, а также леопардовые принты, считающиеся сегодня чуть ли не символом безвкусицы.

картина Джона Уильяма Годварда

Итак, какие же тайны викторианской эпохи открыли нам работы вышеперечисленных художников? Самая главная тайна, которая стала явной – это то, что любой порядок мироустройства не вечен. И, чем дольше общественные рамки и навязанные псевдонравственные ценности игнорируют реальные потребности людей, тем более фееричным станет падение такого мироустройства. Что мы и наблюдали – в последующую Эдвардианскую эпоху противоречия внутри общества нарастали с огромной силой, а последующие войны и катаклизмы существенно снизили влияние Англии на международной арене.

Post Author: Ольга Обломова

Интернет-обозреватель, автор художественной прозы, в прошлом – тележурналист и автор телевизионных программ. Известна читателям по публикациям в журналах «Идель», «Сура», «Эдита», «Звезда Востока», «День литературы» и других. Пишу короткие рассказы, отдаю предпочтение лёгким литературным формам и юмористической прозе. Приглашаю на свою литературную страничку за хорошим настроением:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *